среда, 28 июня 2017 г.

СТАЛИНСКИЙ КУРС РОССИЙСКОГО ПРАВА




93 года назад, 17.06.1924 года в здании, которое сегодня занимает Московская государственная юридическая академия (Москва, Садово-Кудринская,9)  выступил Иосиф Сталин. Это был доклад об итогах 13-го съезда РКП (б) на курсах секретарей укомов при ЦК РКП(б).

Это событие настолько запало в душу ректора МГЮА Виктора Блажеева, что он велел завхозу юридической академии немедленно спуститься в подвал и отыскать там мемориальную табличку, которая пылилась в этом подвале более 60 лет. С той поры, когда бывший хозяин этого здания, ректор ВПШ при ЦК КПСС, велел своему завхозу отодрать эту табличку в связи с решениями 20-го съезда КПСС. Решения эти наиболее точно сформулированы поэтом Галичем в «Поэме о Сталине»: «Оказался наш Отец не отцом, а сукою». Завхоз ВПШ был человеком опытным и сообразительным (других не держали), а посему решил табличку не выбрасывать, а припрятать. Вдруг пригодится. Пригодилась. Через 61 год, когда и партии той не стало, и вместо ВПШ в здании на Садово-Кудринской, 9 обосновалась юридическая академия.

Виктор Владимирович Блажеев велел табличку почистить и повесить на старое место, на стенку перед главной аудиторией главного юридического вуза России. Чтобы будущие юристы понимали, какой вектор юридической науки и практики избран нынешней российской властью и чутко уловлен руководством юридической академии.

Когда об этом событии узнал адвокат Генри Резник, он написал  такой текст: «Нет, увольте. Это край. Из числа профессоров МГЮА выбываю». И Виктор Владимирович Блажеев и Генри Маркович Резник считаются юристами. Разница между ними в том, что Генри Маркович служит праву, а Виктор Владимирович начальству. Начальство испускает вполне недвусмысленные сигналы. Путин вот только что испустил: «Не надо демонизировать Сталина».  «А мы и не демонизируем, вот, пожалуйста, табличка!», - немедленно откликнулся ректор Блажеев.

Доклад Сталина от 17.06.1924, память которого решил увековечить ректор Блажеев, довольно созвучен нынешней риторике руководства России и тому, что говорит и показывает телевизор. В Европе в то время рождается нацизм. Но для Сталина он не враг, а, скорее, родственник. А для нацизма Советский Союз в то время казался чуть ли не путеводной звездой. Вот что пишет в своем дневнике в 1924 году Геббельс: «У государственного социализма есть будущее. Я верю в Россию. Кто знает, для чего нужно, чтобы эта святая страна прошла через большевизм… С востока идет идея новой государственности, идея связи и ответственности дисциплины перед государством… Я – национал-большевик». Конец цитаты.

Сталин отвечал нацистам сдержанной взаимностью. В том докладе, память о котором ректор Блажеев решил увековечить, Сталин ругает фашизм, но приписывает его Англии и Франции, а о Германии не говорит ни одного худого слова. Красное и коричневое почувствовали друг в друге родственные души и начали встречное сближение именно в то время. И не заслуга Сталина и Гитлера в том, что объятья получились не любовными, а смертельными. В докладе Сталина, так полюбившемся ректору Блажееву, говорится о том, что «попытки со стороны воинствующих империалистов Англии и Франции изолировать нашу страну, потерпели поражение». «Вместо изоляции Советского Союза получилась изоляция изоляторов!», - объявил Сталин 93 года назад. Если заменить название страны, данный фрагмент сталинской речи вполне можно вставлять в речь Путина или в кричалку любого «эксперта» в телевизоре.

Генри Маркович Резник не может читать лекции в аудитории, перед входом в которую висит табличка в память о Сталине. Поскольку Сталин это анти-право. Это Гулаг и пытки. Это бессудные казни. Это «признание как царица доказательств». Это объявление целых народов преступными и их депортация. Воплощением сталинской юстиции был Вышинский. Видимо, именно Андрей Януарьевич должен служить образцом для студентов юридической академии. Вот только один эпизод из жизни главного сталинского юриста. «29 декабря 1937 года Ежов и Вышинский, рассмотрев списки на 1000 лиц латышской национальности, приговорили к расстрелу 992 человека». Это из доклада комиссии ЦК КПСС президиуму ЦК КПСС, сделанному в те времена, когда руководство страны решило немножко разгрести сталинское дерьмо и придать социализму видимость человеческого обличья.

Сейчас стране снова пытаются сделать сталинскую прививку. В сфере права ее результаты видны невооруженным глазом. Басманное правосудие стало символом издевательства над законом. Доля оправдательных приговоров в российских судах в 0,2% означает, что защиты в судах просто нет. Глава Конституционного суда Зорькин, скорбящий о том, что отменили крепостное право и заявляющий, что решения Страсбургского суда Россия будет исполнять только тогда, когда захочет, это еще один позор российской юриспруденции. Выпускники юридической академии должны усвоить, что в стране, где документы о собственности глава столичного региона называет «бумажками» и готовит насильственное переселение полутора миллионов граждан, право в принципе становится излишним.

Решение адвоката Генри Резника абсолютно верное. Верующий не должен входить в храм, на стене которого висит портрет дьявола. Человек, уважающий право, не должен входить в здание, на стене которого висит табличка, увековечивающая Сталина.

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

вторник, 27 июня 2017 г.

МЕДИАФРЕНИЯ - 212. "НОБЕЛЕВКА ДОКАТИЛАСЬ" ИЛИ "КИСЕЛЕВ В ШЕРСТИ"




Чтобы оценить масштаб преступления, которое совершил путинский телевизор по отношению к мозгам россиян, надо посмотреть на рейтинг выдающихся личностей, который в очередной раз измерил и опубликовал Левада-центр. Вот первая пятерка тех, кто, по мнению россиян, является самым выдающимся человеком в мировой истории:

1.       Сталин – 38%

2-3. Путин и Пушкин – по 34%

4. Ленин – 32%

5. Петр Первый – 29%

Два существенных дополнения. Из первой двадцатки выдающихся людей только двое иностранцев: Эйнштейн и Ньютон, и те в самом конце списка на предпоследнем месте с 7% голосов. То есть, в восприятии россиян исторический процесс происходил исключительно в России, за ее пределами было мало персонажей, заслуживающих внимания. Подобным искажением исторического сознания страдают не только россияне, те же американцы склонны  отождествлять прогресс в науке и технике с США, но у них для этого все-таки побольше оснований.

Две исторические фигуры за последние 30 лет совершили в сознании россиян чудесные превращения: Сталин и Ленин. Сталин вырос в размерах более чем в три раза: с 12% в 1989 году до 38% в 2017. Ленин, наоборот, скукожился, уменьшился в размерах в более чем в два раза: с 72% в 1989 до 32% в 2017. Замена Ленина на Сталина в качестве главной исторической фигуры планеты означает серьезную моральную и интеллектуальную деградацию общества за три десятилетия. Ленин был не меньшим кровопийцей, чем Сталин, но с пьедестала «самого выдающегося» россияне свергли не реального Ленина, давшего старт «красному террору» и славшего бесконечные телеграммы с требованиями «расстрелять как можно больше», а миф о Ленине, как «самом человечном человеке», о «великом мыслителе» и «теоретике».

К середине 90-х в России возник устойчивый запрос на абсолютное зло и лучшим воплотителем, «идеальным злодеем» был Сталин, а проводником его воли на земле, его так сказать реинкарнацией стал Путин. Да, реинкарнация получилась жиденькая. Можно сказать, так себе реинкарнация. Ну, извините, тут уж что под руку попалось, тем и воспользовалась Русская история. Сама, небось, сейчас стыдится содеянного…

Это была выписка из диагноза. Теперь немного о симптомах. По всем телеканалам рассказывают, что найдена главная причина терроризма. Раньше говорили о «воинствующем исламизме», потом о том, что ЦРУ вырастило Бен Ладена, чтобы насолить нам в Афганистане, потом, когда его зачем-то убили американские морпехи (то есть морпехи США против ЦРУ США…), ЦРУ создало ИГИЛ. Теперь выясняется, что все это ерунда и весь терроризм организовал 33-летний россиянин Павел Дуров, у которого российская власть отняла его детище, социальную сеть ВКонтакте, после чего он уехал из России, создал мессенджер Telegram и с его помощью теперь организует теракты по всему миру.

В телевизоре один за другим появлялись загорелые люди, которые с большим трудом пытались говорить по-русски, но слово «те-ле-грамм» произносили отчетливо, видно было, что их тренировали не один час, перед тем как выпустить в эфир. «Хотел взорвать. Да, все инструкции в Telegram получал. От кого не знаю, Telegram велел», - такие сообщения от людей,  которых представляли как исполнителей всех последних терактов в России были скомпонованы в довольно большой блок в «Вестях недели» от 25.06.2017. Любой, кто посмотрел этот сюжет, сразу поймет, кто организовал все теракты, и что для того, чтобы искоренить терроризм надо либо арестовать Павла Дурова, либо отнять у него этот Telegram и не позволять ему больше создавать какие-либо социальные сети.

Но наш Роскомнадзор, в силу какого-то непонятного либерализма вместо решительных действий вступил в этим Дуровым в переписку, стал требовать, чтобы тот выдал ему ключи для дешифровки. На что Дуров ответил, что во главе Роскомнадзора стоят люди в равной степени невежественные как в правовом, так и в техническом отношении. Так что Telegram, видимо, в ближайшее время заблокируют, что неизбежно повысит капитализацию этого мессенджера в мире и число его пользователей в России.

«ЧЕРТ В ШЕРСТИ», ИЛИ «НОБЕЛЕВКА ДОКАТИЛАСЬ»

Про интервью Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич провокатору Гуркину я уже писал. В основном ради того, чтобы зафиксировать позицию публициста Кашина, который очень обрадовался и тут же назвал взгляды Алексиевич «людоедскими», а ее саму «неумной» и «недоброй», а также «старомодной и примитивной», и еще «обычным советским человеком».

Основанием для таких оценок стали два фрагмента в интервью Алексиевич, извратив и переврав которые публицист Кашин радостно заявил, что Алексиевич … и далее по тексту. В одном из фрагментов интервью провокатор Гуркин старательно пытается подвести Алексиевич к какой-либо неаккуратной фразе про Олеся Бузину и прямо спрашивает, мол, «таких надо убивать?». На что Алексиевич ответила, что она так не считает, но понимает мотивы тех, кто это сделал. Алексиевич – писатель. Понимать мотивы людских поступков – ее работа. Даже если эти мотивы безнравственны, а поступки преступны. В голове Кашина явно смешались «понимание мотивов» и «оправдание убийства». Поэтому он так обрадовался и стал хвалить Гуркина за «журналистскую удачу». А еще Кашину очень понравилось, что Гуркин «добился от нее (от Алексиевич – И.Я.)» признания в том, что она согласна с отменой русского языка в Украине. Алексиевич, естественно, подчеркнула, что ни о каком запрете на разговоры на русском языке речи не идет, а с пониманием она отнеслась к стремлению украинского государства отодвинуться подальше от агрессивного соседа.

Я бы не стал возвращаться к теме этого интервью, если бы не та истерика, которую по этому случаю устроили федеральные телеканалы. На одном из них «персональному делу» Алексиевич посвятили  отдельное ток-шоу. Главный государственный телеканал страны «Россия 1» счел это интервью столь важным событием, что выделил на сюжет о нем приличное время в рамках еженедельной итоговой программы «Вести недели».
За два года с момента вручения Алексиевич Нобелевской премии, российское телевидение впервые уделило ей столько внимания. Учитывая, что это первый за последние 30 лет русскоязычный Нобелевский лауреат по литературе, и первый в истории профессиональный журналист, получивший Нобелевскую премию, внимание российского телевидения было бы оправдано. Если бы не характер этого внимания.

Сначала Киселев через губу обронил несколько снисходительных слов о творчестве Алексиевич, в частности о книге «У войны не женское лицо», о том, что там про «беспросветность советского режима и вообще России». Что «в годы перестройки, развала СССР и в 90-е такое было даже модным». Тут Киселев, как обычно, наврал, поскольку книга «У войны не женское лицо» была написана в 1983 году, когда перестройкой еще не пахло, с трудом прошла цензуру, потеряв в ходе этого прохождения целый ряд наиболее острых фрагментов. Но это было вранье-разминка, главное вранье было впереди. 

«Когда белорусскому литератору в 2015 присудили Нобелевскую премию, то и мы на телевидении вежливо направили через эфир свои поздравления по принципу «в день рождения не хамят», - продолжал кривляться Киселев. А я подумал, что когда сотрудники «Правды» писали всякие гадости про Сахарова, про «литературного власовца» Солженицына, «хулигана» Буковского, про «литературного трутня» Бродского, - ведь им тогда было намного легче, поскольку советским гражданам о несоизмеримости масштабов сотрудников «Правды» и тех, кого они хулили, узнать было неоткуда, а сегодня даже в аудитории Киселева многие понимают, что на фоне Алексиевич Киселева невозможно разглядеть в самый сильный микроскоп.

А Киселев тем временем перешел к главному, то есть к интервью Алексиевич провокатору Гуркину и сообщил, что провокатор Гуркин сделал «блестящую журналистскую работу», поскольку он, оказывается, не интервью брал у Нобелевского лауреата, а «голыми руками «взял языка». Далее Киселев сослался на Достоевского, учившего, что «чёрта надо показывать в шерсти» и объяснил, что «так оно и получилось в этом интервью». И тут Киселев совершенно неожиданно для себя сказал правду, возможно, впервые за последние годы. Поскольку в связи с этим интервью, действительно, вылезло напоказ множество чертей, и шерсть на них на всех была самого отвратного вида и запаха.

Далее Киселев рассказал, что в словах Алексиевич – «открытый расизм в форме русофобии», что она утверждает: «русских можно и должно убивать». «А что, если ей ответить взаимностью? Мол, если убьют Алексиевич, то пойму мотивы», - с видом массовика-затейника, придумавшего отменную шутку, сказал Киселев.

Это был довольно продолжительный сюжет, во время которого на заднике студии «Вестей недели» сменилось два плаката. Сначала висели слова: «Нобелевка докатилась», потом повесили «Чёрта в шерсти». Российский эфир давно превратился в канализацию, но такой густой вони там не было давно. Киселева можно поздравить: 25.06.2017 от отобрал пальму первенства у Шейнина с его «ведром». Отныне символом российского ТВ стал «Киселев в шерсти».

«МЕСТЕЧКОВЫЕ ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТОВ США И ФРАНЦИИ»

Владимир Соловьев любит надевать на себя Сталина. Постоянно носит френчи, часто цвета хаки, пытается изображать грузинский акцент, правда, получается скверно. Гостей в своей студии Соловьев размещает не просто так, а в соответствии с иерархией, как Сталин расставлял членов Политбюро на Мавзолее. По правую руку почти всегда каменным истуканом Молотов, чуть сзади трясет козлиной бородкой Калинин, по другую руку –  Берия и усачи: Каганович, Ворошилов и прочие. Традиция выстраивать кремлевских вождей по ранжиру на ленинском могильнике сохранялась до самого конца Советского Союза и была едва ли не главным источником «анализа» расстановки политических сил в СССР для западных кремленологов.

Соловьев стремится показать, что в России два пульта управления: один у Путина, другой у него в студии. Соловьевское «политбюро» выстроено в строгую иерархическую вертикаль. По правую руку от него всегда беснуется Ж. Если Ж. болеет, его место занимает Никонов. Возможно, Соловьеву кажется, что он таким образом еще больше приближается к своему кумиру: у того справа стоял дедушка, а у него внучок. По левую обязательно кто-то из ядреных единороссов: либо Яровая, либо Пушков. Мальчики для битья, всякие станкевичи и ковтуны стоят напротив, чтобы лучи сарказма и глумления не задевали остальных. Ну, а всякая политологическая шушера все эти михеевы-куликовы стоят куда поставят.

В июне в соловьевском «политбюро» образовался новый лидер. Место Ж. по правую руку от Соловьева вот уже который раз занимает «эксперт» из Израиля Яков Кедми. Не знаю, какую особенную гадость сделали россияне гражданам Израиля за последнее время, но то, что этот господин переехал на ПМЖ в российский телевизор выглядит как спланированная диверсия против и без того слабого разума российского обывателя. Возможно, это месть еврейского народа России за погромы и неизбывный антисемитизм. 

Обсуждают американские санкции против России. Яков Кедми, раздутый от собственной значимости и от знания всех тайн мира, тяжело роняет, делая паузы между каждым словом: «У американцев ничего не получится. Америка не знает, что ей делать. Надо быть идиотом чтобы считать, что те мощности, которые Россия вложила в кибер-оружие, она будет использовать для каких-то местечковых выборов во Франции и в США». Конец цитаты.

Кедми прекрасно понимает, куда он попал и что для того, чтобы не вылететь из обоймы, ему надо в каждой передаче произносить хотя бы парочку таких изумительных глупостей, которые не затеряются на фоне всего остального бреда, производимого остальными «экспертами». Про «местечковые выборы президентов Франции и США» - это была несомненная удача. Но Кедми решил закрепить успех. В следующей части соловьевского кукольного театра, где как обычно обсуждали скорую гибель Украины, Кедми – он же теперь на все руки, и по США, и по Франции и по Украине – обнародовал свое экспертное мнение по поводу института президентства в Украине. «Не может быть президентом Украины тот, кого не поддерживают сзади!», - веско произнес Яков Кедми, замолчал и многозначительно обвел глазами присутствующих, ожидая реакцию. Соловьев, юмор которого по мере приближения к пенсионному возрасту опускается все ниже и ниже, с нескрываемым удовольствием принял пас пошлости: «И что вы имеете в виду?» - «Что имею, то и введу», - радостно поделился Кедми «остротой», которую он, как все остальные «эксперты» впервые наверняка услышал много лет назад в пионерском лагере. 

Эксперт из Израиля задал такую планку дискуссии, что проползти под ней сумели немногие. Даже Соловьев, заявивший, что «самый мощный политик в Украине – это Путин!», выглядел на фоне Кедми невыразительно.

ПУТИН И СВАЛКА

Те критиканы и злопыхатели, которые критиковали и злопыхали по поводу путинской прямой линии посрамлены. Признаю, что я тоже критиковал и злопыхал, поэтому тоже посрамлен. Дело в том, что Путин сразу после прямой линии совершил подвиг, который был бы не под силу Гераклу. Дело в том, что этот Геракл, очищая Авгиевы конюшни, суетился и возился: ломал стены, направлял туда реку и к тому же еще потребовал за эту пустяковую работу деньги. Путин же ликвидировал «мусорный Эверест», выросший за полвека в ближнем Подмосковье в одну секунду, причем, не вставая с кресла и совершенно бесплатно. Просто сказал губернатору Воробьеву, чтобы тот закрыл свалку в течение месяца и при этом так на него посмотрел, что на свалке в тот же миг  как-то сама повесилась табличка «закрыто». 

Теперь жители региона с ужасом ожидают под своими окнами появления самосвалов с отходами, поскольку свалку закрыли, а куда выбрасывать мусор не объяснили.

Соловьев, вдохновленный примером Путина, решил разгрести помойку под названием «российская экономика». С этой целью ему, наконец, удалось затащить на свою передачу министра финансов Силуанова, главу Счетной палаты Голикову и председателя бюджетного комитета Госдумы Макарова.

Соловьев все время пытался узнать у людей, которые отвечают в стране за деньги, почему премьер-министр говорит, что денег нет и страна живет от одной прямой линии до следующей. Глава Счетной палаты Голикова на это резонно ответила, что у нее налажен хороший контакт с правительством и парламентом, так что гражданам России беспокоиться не о чем. И вообще у нас с экономикой все отлично, единственная пустяковая проблема – это низкий уровень жизни населения.

Встречи с министром финансов Силуановым Соловьев добивался давно, и почти в каждой передаче рассказывал, что тот боится приходить, а если придет, то ему мало не покажется. При этом Соловьев начинал себя ощупывать в районе ягодиц, видимо, намекая, что там должен быть маузер, или хотя бы наган. И вот Силуанов пришел и Соловьев задал ему главный вопрос, который даже меня, человека ко многому привыкшему, потряс своей пронзительной жесткостью и безжалостной прямотой. «Тяжело ли вам работать на посту министра финансов?», - спросил Соловьев, и похоже, сам немного оторопел от своей смелости.

 Силуанов явно был готов к самым нелицеприятным вопросам и поэтому и на этот вопрос ответил так же прямо и честно: «Да, работать министром финансов тяжело, зато интересно, поскольку всегда сталкиваешься с неожиданностями».

Это было главное, что сказали министр финансов и глава Счетной палаты об экономике страны, все остальное сообщил депутат Макаров, который в думе отвечает за бюджет. Андрей Михайлович Макаров человек замечательный настолько, что изумительные свойства его многогранной натуры мне описать явно не под силу. Тут нужен Гоголь, или как минимум Чехов. Поэтому ограничусь парой сухих фактов. В первом созыве Госдумы мы с ним участвовали в круглом столе по вопросам медийного законодательства. В обсуждении принимали участие и журналисты, в том числе и Анна Политковская. Андрей Михайлович немного расслабился и на секунду приоткрыл окружающим красоту своего внутреннего мира. Анна Степановна, которая до самой своей смерти сохранила привычку говорить то, что думает, оценила увиденное и воскликнула: «Какая же вы свинья, Макаров!». Надеюсь, все свиньи, а также прочие парнокопытные давно простили Анне Степановне столь оскорбительное для них сравнение.

Андрей Макаров всегда был при власти. Всегда был в той партии, которая в данный момент была партией власти. В Госдуму первого созыва он пришел в составе фракции Гайдара «Выбор России». Довольно быстро понял, что использовать Егора Тимуровича в качестве транспортного средства не удастся, из фракции вышел и стал искать другие лифты. Искал долго. Нашел в 2003 году, когда стал депутатом от «Единой России» и с тех пор с этой партией не расстается. И вот этот человек, который принимал непосредственное участие в формировании экономики и политики России и в ельцинские и в путинское времена, сегодня говорит об экономики страны так, как будто он комиссар Каттани и только что приступил к борьбе со спрутом российской мафии. Пересказывать то, что говорит этот человек, дело совершенно неблагодарное. Тут главное гримасы, выражающие страдания истинного патриота и подвижника за народ. Суть риторики Макарова в том, что экономика России, которая неведомыми злобными силами и нерадивыми предшественниками была загнана в тупик, вот именно в данную минуту невероятными усилиями самого Макарова и под руководством Путина начинает взлетать на невиданную высоту, в чем гражданам России вскоре придется убедиться.

Есть нечто глубоко символическое и безысходное для страны в том, что Анна Степановна Политковская вот уже 11-й год лежит в земле, а Андрей Михайлович Макаров, которому я искренне желаю здоровья и долголетия, чтобы он дожил до своего суда, до сих пор благоденствует и продолжает гробить страну. Как-то это все уж слишком несправедливо…

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

понедельник, 26 июня 2017 г.

ТРИ ИЮНЬСКИХ СПОРА НА ТЕМЫ ЭТИКИ. СПОР ВТОРОЙ: КАСПАРОВ vs ШЕНДЕРОВИЧ




Если в первом споре все было гротескно и окрашено в исключительно черно-белые тона, поскольку Кашин vs Алексиевич это даже не Моська на слона, а нечто еще более несоизмеримое и нелепое, то второй спор намного более содержателен и глубок, уже в силу соразмерности оппонентов.

Виктор Шендерович 20.06. опубликовал текст под названием «Цитата из Григория Померанца». На мой взгляд, один из самых неудачных и неубедительных текстов этого замечательного писателя и публициста в последнее время. Этот текст – ответ тем, кто на смерть актера Баталова откликнулся проклятиями в адрес умершего в связи с его поддержкой аннексии Крыма.

Позиция самого Шендеровича и по Крыму и по российской агрессии и в целом по преступлениям путинского режима хорошо известна и из сотен его текстов и из его же стояний в одиночном пикете против оккупации Крыма. Поэтому «крымнашизм» покойного Баталова Виктор Анатольевич, естественно, не разделяет. «Досадно? – задает риторический вопрос Шендерович. – Да. Но что же теперь? Выбросить на помойку физика Гусева и канатоходца Тибула? С презрением вынести за идеологическую черту грандиозного человека? Нет, братцы. Он мал не так как вы». Конец цитаты.

Виктор Анатольевич не случайно обрезал и «отцензурировал» пушкинскую цитату, взятую из письма поэта Вяземскому о Байроне. Нет ни малейших сомнений, что он наизусть ее помнит. Вот она: «Врете, подлецы: он и мал и мерзок - не так как вы, - иначе». Виктор Анатольевич подверг посмертной цензуре Александра Сергеевича поскольку понимал, что приведенная в первозданном виде цитата Пушкина войдет в явное противоречие с другой, главной цитатой: из Григория Померанца, на которой как на фундаменте держится вся конструкция статьи Шендеровича. «Стиль полемики важнее предмета полемики», - эти слова Померанца Виктор Анатольевич цитирует аж два раза. При всем уважении к А.С.Пушкину, Г.С.Померанцу и В.А.Шендеровичу не могу согласиться, что обе приведенные цитаты являются всепогодными истинами. Блестящий афоризм далеко не всегда служит хорошим доказательством. Причинами подлости или преступления великого человека совсем не обязательно выступают муки творчества, иногда они столь же банальны, как и у бездарности. Что же касается стиля полемики, то я готов назвать массу примеров, когда я бы отдал приоритет ее содержанию…
   
Теперь о главном, о том, надо ли «выбрасывать на помойку физика Гусева и гимнаста Тибула». Ответ на этот вопрос довольно давно решен человечеством в целом, а в каждом конкретном случае его каждый решает для себя самостоятельно. Есть творчество человека и есть его личность и политические взгляды. Это разные вещи. Никто никого не принуждает в придачу к романам Достоевского принимать его антисемитизм. Это же не продуктовые наборы в СССР, где к банке кофе в нагрузку прилагалась килька в томате. Знаю и понимаю людей, для которых музыка Вагнера перестала существовать в тот момент, когда они узнали о его статье «Еврейство в музыке» и о том, что в рейхе он был культовым композитором, любимцем фюрера. Есть целая страна, Израиль, где Вагнер  находится под неофициальным запретом. И, несмотря на то, что он умер ровно за полвека до начала Холокоста, не думаю, что у кого-либо из нормальных людей  повернется язык осуждать за это израильтян. Кстати, и сами израильтяне, насколько мне известно, не выражают возмущение тем, что весь остальной мир ставит и слушает Вагнера.

В пылу полемики Виктор Шендерович забывает завет Григория Померанца о приоритете стиля и переходит на аутентичный пушкинский: «Врете, подлецы!». «Да отсохнут языки у людей, которые порочат имя Чулпан Хаматовой!», - толерантно призывает Виктор Анатольевич. И продолжает: «Она поддержала Путина? Да поддержала, и не хуже вас знает цену этого компромисса. (Полагаю, что она знает эту цену гораздо лучше всех нас, ибо платила за это своей репутацией)».

Тут у писателя Шендеровича явные нелады с логикой. Если «платила репутацией», значит с этой репутацией есть проблемы, не так ли? Называть эти репутационные проблемы, говорить о них, не значит ли «порочить имя»? Или это можно делать вполголоса и только в кругу своих, а нам, подлецам, это запрещается под страхом «отсохновения языков». Дальше писатель Шендерович встает на защиту Юнны Мориц, и с этого момента критиковать его текст просто неловко, учитывая, что тексты поэтессы Мориц в последние годы стали такими же снарядами ненависти, как и выступления Проханова, Ж., Багдасарова и  прочих штатных сотрудников информационных войск. Виктор Шендерович утверждает, что главное – это «целеполагание, - то, на что человек решил потратить свою единственную жизнь», и именно это «и отличает людей друг от друга». Если заставить себя прочитать то, что пишет в последние годы Юнна Мориц, то сомнений в ее «целеполагании» не останется, а ее отличия от других генераторов ненависти практически исчезнут.
   
 Гарри Каспаров ответил Виктору Шендеровичу, опубликовав на «Каспаров.ру» текст под названием: «На свой – чужой рассчитайся!». Шахматный гений не мог не увидеть слабые места в позиции оппонента и в некоторых фрагментах своей статьи просто ставит писателю мат. Иногда даже детский. В частности, объясняя, что то пятно на имени, которое Баталов поставил своей поддержкой аннексии Крыма, вовсе не означает  необходимость отказаться от его творческого наследия.

Но по поводу общего тона каспаровского «ответа Шендеровичу», а также по  отдельным утверждениям этого ответа у меня есть принципиальные возражения, как стилистического, так и содержательного характера.

«На войне, Виктор, нет места полемике!» - эта ключевая фраза Гарри Каспарова, которая вынесена в его статье в качестве подзаголовка, является несущей конструкцией всего манифеста. В тексте статьи Гарри Кимович продолжает эту мысль так: «… Для меня очевидно, что любой, кто продлевает агонию врагу, агрессору, оккупанту, несущему смерть и разрушения тоже, увы, должен классифицироваться как враг. Здесь и сейчас  - черно-белое, оттенки потом». Конец цитаты.

Мир как шахматная доска. Черные и белые клетки. Фигуры черного и белого цвета. Оттенков нет. Полемики тоже. В условиях войны люди бывают двух видов: свои – чужие. Чужие – это враги. В самом начале своей статьи, Гарри Каспаров заявляет, что «судя по тексту, получается, что я – не свой (для Виктора Шендеровича – И.Я.)». У меня вопрос к Гарри Кимовичу по поводу статуса и дальнейшей судьбы Виктора Анатольевича. «Не свой» в черно-белом, без оттенков, мире значит – чужой, враг. А как еще назвать человека, который пытается навязать неуместную в военное время полемику по поводу того, кто конкретно «продлевает агонию врагу», то есть кто тоже «должен квалифицироваться как враг»? Тот, кто стремится «отмазать» явных врагов, заступиться за них, он, видимо, в черно-белом мире тоже враг? Ведь полутонов нет... 

Поскольку «нет места полемике», перечень врагов и их пособников должен утверждаться поименно. Кем? Можно ли считать врагами тех, кто убежден, что Крым присоединен незаконно, но вернуть его уже невозможно, потому что «небутерброд»? А те, кто собирается использовать выборы для антипутинской пропаганды, они расшатывают режим, или наоборот, «продлевают агонию врагу, агрессору и т.д.»? А Леонид Гозман, который ходит на федеральные каналы чтобы успеть сказать слово правды сквозь вой путинских холуев, он «продлевает агонию» или приближает конец режима? У меня-то лично есть ответы на эти вопросы, но я знаю массу уважаемых людей, у которых по этим и еще многим вопросам иная точка зрения, а полемики ведь нет, Каспаров запретил…

Видимо, понимая, что эта «фронтовая», «антиполемическая», «черно-белая» риторика применительно к Шендеровичу выглядит несколько неуместно, Гарри Кимович прибегает к подмене тезиса. Для обоснования лозунга «нет места полемике», Гарри Каспаров пишет: «С ОМОНом, Кадыровым или Песковым не может быть полемики. В свободной демократической России (когда таковая материализуется) я буду ратовать  за то, чтобы у Шойгу и Пескова было право на честный суд и хороших адвокатов, но сегодня этот разговор неактуален».

Какое отношение этот замечательный и бесспорный фрагмент имеет к спору с Шендеровичем? Раз с Кадыровым не может быть полемики, с чем трудно не согласиться, значит, полемике нет места вообще, в том числе, например, с Шендеровичем? Кадыров равен Шендеровичу? Кадыров равен Баталову? Оставив из всей этической «арифметики» одно действие, обнуление репутации, Каспаров сваливает всех в одну выгребную яму, в один моральный ад. Нет возражений, Гарри, все они, а точнее, мы, своими действиями и бездействием, ленью и равнодушием заслуживаем ад. Только одна просьба перед отправкой в преисподнюю. Нельзя ли изменить конструкцию на дантовскую с его девятью кругами? Она мне представляется более справедливой, чем твоя «обнулительная».

И вот тут я скажу пару слов в поддержку одного тезиса Шендеровича, пожалуй, единственного, на мой взгляд, верного в этой его неудачной, на мой взгляд, публикации. «Баталов, поддержавший аннексию Крыма, - он и Гоша, и Гога, и даже Жора, но ни разу не «Гиви». Я согласен с Шендеровичем, что кровавого садиста «Гиви» и артиста Баталова, поддержавшего преступную аннексию, ни в коем случае нельзя ставить на одну доску, даже посмертно. «Фронтовая» риторика приводит к этому неизбежно. Помимо всего прочего, условный «Гиви» поставленный на одну доску с артистом Баталовым может себя чувствовать намного более комфортно. Сваливая всех в одну "крымнашистскую" кучу, мы сами создаем те самые мифические "86%", которых нет в действительности. 

Всем известен редактор газеты «Штурмовик» Юлиус Штрейхер, повешенный за разжигание ненависти по приговору Нюрнбергского трибунала. Менее известна судьба Ганса Фриче, радиоведущего и начальника отдела радиовещания нацистского министерства пропаганды, который сидел на нюрнбергской скамье подсудимых, но был трибуналом признан невиновным и освобожден в зале суда. Потом в процессе денацификации был отправлен в тюрьму, откуда вышел через три года. Примерно та же судьба у президента рейхсбанка Шахта. Это на минуточку Нюрнбергский трибунал, который судил преступников, устроивших самую чудовищную войну в истории человечества. И там смогли увидеть «полутона» даже в отношении верхушки нацистского рейха.

В системе права никому не придет в голову даже в военное время отменять дифференциацию санкций в зависимости от тяжести отступления от норм и приравнивать человека, давшего ложные показания, к серийному убийце. «Фронтовая мораль» производит такое уравнивание с легкостью необыкновенной.

И последнее. По поводу того, как будем рассчитываться на свой-чужой. Я горжусь знакомством и товарищескими отношениями с Гарри Каспаровым и Виктором Шендеровичем. Для меня они оба – свои. Несмотря на все стилистические и содержательные разногласия. Содержательно в их споре, на мой взгляд, прав Каспаров. Стилистически, наверное, точнее Шендерович. Ни то ни другое не делает их чужими. Поскольку чужой для нас для всех путинский фашистский режим, для которого и Каспаров и Шендерович и автор этого текста – враги. Надеюсь, по этому вопросу у нас не будет полемики?

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

воскресенье, 25 июня 2017 г.

ТРИ ИЮНЬСКИХ СПОРА НА ТЕМЫ ЭТИКИ. СПОР ПЕРВЫЙ: КАШИН vs АЛЕКСИЕВИЧ




 С той поры как в России исчезли политика и экономика, людей мыслящих стали все больше привлекать споры об этике, о том, что такое хорошо, а что, наоборот, скверно. Причем, споры идут в основном не о хороших или дурных действиях, а о словах, то есть о том, как оценивать то или иное высказывание известного человека, прибавляет ли оно ему авторитета, или, напротив, подлежит решительному осуждению. Три июньских спора, ставшие предметом данной колонки, объединяет то, что спорящие, во-первых, люди известные, а во-вторых, к нынешней российской власти относятся критически, то есть по каким-то, самым общим вопросам вроде бы должны иметь схожие взгляды.

Спор первый: Гуру Кашин vs людоедка Алексиевич

История вопроса. Сотрудник газеты «Деловой Петербург» Сергей Гуркин взял интервью у Нобелевского лауреата Светланы Алексиевич. В какой-то момент Алексиевич сообщила Гуркину, что ей интервью не нравится и она запрещает ему его публиковать. Тем не менее, интервью было опубликовано на сайте агентства «Регнум». После чего произошло довольно много разных событий. Остановлюсь на двух, на мой взгляд, наиболее существенных. Во-первых, Гуркина уволили из «Делового Петербурга». По инициативе редакции и «по соглашению сторон». Во-вторых, на интервью появилось множество откликов, самый любопытный из которых опубликовал на Znak.com Олег Кашин. Его текст называется «Таежный тупик нобелевского лауреата».

Кашин сообщил, что «у агентства «Регнум» на этой неделе случилась несомненная удача», имея в виду как раз интервью Гуркина. Это интервью Кашину так понравилось, что он второй раз повторил, уже специально про Гуркина: «очень удачная журналистская работа».

Прежде, чем перейти разговору о содержании, буквально два слова о пустяках, о форме. В ходе «удачной журналистской работы» Гуркина интервью было прервано Нобелевским лауреатом. После чего со стороны Алексиевич последовал  прямой запрет на публикацию. В соответствии с законом «О СМИ» (п.3 ст. 49) журналист обязан удовлетворить просьбу источника информации об авторизации своих высказываний, то есть, обязан дать на сверку текст интервью перед публикацией. В законе нет прямого указания, имеет ли право журналист публиковать интервью вопреки воле соавтора (а интервьюер и его собеседник соавторы творческого произведения под названием «интервью»). Но, называя «удачной журналистской работой» такую, в процессе которой у собеседника появляется неукротимое отвращение к интервьюеру и он прерывает разговор, запрещая публикацию, Кашин демонстрирует приверженность ко вполне определенным стандартам профессии, близким тем, что практиковала некая «помощница» на «Эхе».

Теперь по сути. Кашин в восторге от Гуркина, поскольку тот «добился от нее (от Светланы Алексиевич) прямых ответов – да, она понимает мотивы убийц Бузины, и да, она считает нужным на какое-то время отменить русский язык, чтобы сцементировать нацию».
И далее Кашин называет высказывания Нобелевского лауреата «людоедскими», а саму Алексиевич «неумным и недобрым человеком», а также старомодной и примитивной, а еще «обычным советским обывателем».


Кашин не только гуру (это его официальный статус, поскольку так называется его постоянная передача на телеканале «Дождь»), но и человек передовых взглядов. Это неоспоримый факт, иначе он не мог бы выступать в эфире «Дождя» вместе с такими людьми, как Собчак, Белковский и Невзоров. И как человек прогрессивный и гуманный, Кашин не просто раскрывает людоедскую и примитивную сущность Светланы Алексиевич, но и пытается вскрыть корни ее падения, показать, как она дошла до жизни такой. И вот как гуру Кашин это объясняет: «Светлана Алексиевич в постсоветской России не жила никогда, нашего коллективного опыта она лишена, и ей уже непонятен тот язык, на котором говорит постсоветская Россия». Конец цитаты.

Бедные, бедные Сахаров и Бродский, которые будучи лишены «нашего коллективного опыта» постсоветской России, так и умерли, видимо, «неумными и недобрыми»! А уж скольким людям «непонятен тот язык, на котором говорит постсоветская Россия»! Вот Гуркин с Кашиным понимают этот дивный язык. И не только понимают, но и говорят на нем. Создателям стандартов этого постсоветского языка: Путину и Киселеву, Собчак и Милонову, уж точно не грозит оказаться «старомодными и примитивными».

Вот те два фрагмента интервью, после которых Алексиевич подверглась травле на федеральных телеканалах и получила названные выше эпитеты от гуру прогрессивных россиян Кашина:

Алексиевич (про Олеся Бузину): «То, что он говорил, тоже вызывало ожесточение…».

Гуркин: «То есть таких надо убивать?»

Алексиевич: «Я этого не говорю. Но я понимаю мотивы людей, которые это сделали».

Понимать мотивы людей, в том числе, и дурных, - это работа писателя. Это входит в его профессиограмму. Писатель, который не способен понять другого человека, пусть даже преступника, профнепригоден. Путать «понимание мотивов» и «согласие с мотивами», это все равно, что не видеть разницу между криминалистом и криминальным авторитетом. Гуру Кашин этой разницы не увидел.

Фрагмент про «отмену русского языка»:

Гуркин: «Когда насаждалась русская культура – это было плохо, а когда сегодня насаждается украинская культура – это хорошо?»

Алексиевич: «Она не насаждается. Но это государство хочет войти в Европу. Оно не хочет жить с вами».

Гуркин: «Для этого нужно отменить русский язык?»

Алексиевич: «Нет. Но может быть на какое-то время и да, чтобы сцементировать нацию. Пожалуйста, говорите по-русски, но все учебные заведения будут, конечно, на украинском».

Гуру Кашина больше всего возмутили слова «сцементировать нацию». «Откуда это вообще, из каких глубин, из какого кино про Германию тридцатых», - негодует Кашин.

Все дело в том, что Светлана Алексиевич, будучи настоящим писателем, в состоянии понять не только мотивы самых разных людей, но и настроения граждан страны, подвергшейся военной агрессии страны, намного превосходящей в военном отношении. Тут все дело в размерах души, пространстве внутреннего мира, а не в умении складывать слова. Внутренний мир Светланы Алексиевич устроен так, что он способен вместить в себя боль Второй мировой, Афгана, Чернобыля и там еще остается достаточно места для боли украинского народа, у которого сосед украл часть территории и тысячами убивает граждан. Размер души Кашина, видимо, позволяет ему разместить там свои личные переживания и впечатления, а изрядные литературные способности дают ему возможность довольно складно и занятно писать о них. 

Поэтому Алексиевич была, есть и будет крупным явлением мировой литературы, а Кашин так и останется однодневкой, большая часть складных и занятных текстов которого умирает на следующих день после публикации. 
Продолжение следует. 

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

пятница, 23 июня 2017 г.

ТВОРЕЦ И ВЛАСТЬ: ИСТОРИЯ СЛИЯНИЙ И ПОГЛОЩЕНИЙ



Исходник - тут: http://7days.us/igor-akovenko-tvorec-i-vlast-istoria-slianij-i-poglosenij


Как писатели, журналисты, ученые и артисты во власть ходили, и что из этого вышло

Одним из самых безнадежных эпизодов во всей унылой четырехчасовой «прямой линии» с Путиным было униженное обращение народного артиста России Сергея Безрукова с просьбой защитить другого народного артиста России, режиссера Алексея Учителя от преследований некой Поклонской, которая вбила себе в голову, что она должна спасти честь Николая Второго от фильма «Матильда». Путин включил царя Соломона и сказал, что Учителя уважает, но и Поклонская имеет право на свое мнение. Народный артист России страшно обрадовался и стал объяснять всему миру, что он расслышал во вполне невнятном ответе Путина. «Я услышал главное, - поведал счастливый проситель – никто не будет запрещать или закрывать произведения искусства».

Исходя из этой реакции, можно предположить, что Безруков допускал и иной ответ. Что Путин прямо во время «прямой линии» даст указание фильм запретить, а Учителя арестовать. А поскольку все остались при своих – депутат Поклонская при своих возможностях насылать бесчисленные прокурорские проверки, а режиссер Учитель (готовый, к слову сказать, поддержать любую гадость творимую властью) в промежутках между допросами  делать фильм – можно радоваться и славить свободу творчества в условиях путинской «демократии».

Артист Сергей Безруков все всегда делал правильно, а главное, вовремя. В «лихие 90-е», при Ельцине, участвовал в проекте Виктора Шендеровича «Куклы» на НТВ. Это его голосом говорят многие персонажи, в том числе кукла самого Ельцина и кукла Ж. В 2002, сразу после убийства НТВ, как и тысячи других деятелей культуры, этим НТВ обласканных и взлелеянных, все понял и вступил в «Единую Россию». В 2014 тоже все понял мгновенно и вместе со всеми подписал обращение деятелей культуры в поддержку аннексии Крыма и войны против Украины. Вовремя почувствовал ветер перемен и стал членом Патриаршего совета по культуре и членом Общественного совета при Минобороны РФ. Поэтому у него сейчас свой театр, своя кинокомпания и даже свой дом искусств, пусть областной, зато собственный. И можно было бы считать, что жизнь удалась, если бы не то неприятное обстоятельство, что та же самая власть, которую так старательно облизывал, включает в себя в качестве органичной части многочисленных поклонских и милоновых, которые в случае чего не только режиссеру Учителю, но и ему, артисту Безрукову голову откусят. И далеко не факт, что Путин заступится.

История отношений культуры и власти в России это история слияний и поглощений. И всякий раз с финалом, печальным для культуры. Один из последних эпизодов – массовое хождение во власть представителей науки, культуры и искусства во время горбачевского эксперимента с выборами  народных депутатов СССР в 1989 году. Михаил Сергеевич обеспечил себе «агрессивно-послушное большинство» на выборах по территориям, но дал шанс стать депутатами представителям тех слоев научной и творческой интеллигенции, которые не только поддержали довольно невнятные идеи перестройки, гласности и нового мышления, но и попытались сформулировать более-менее членораздельные предложения по такому обустройству страны, чтобы в ней можно было жить. С этой целью 75 мандатов было выделено восьми творческим союзам (писателей, журналистов, кинематографистов, театральных деятелей, художников, архитекторов, композиторов и дизайнеров) и еще 75 мандатов – академическим организациям, в том числе 20 мандатов Академии наук СССР. Хотя выборы показали, что прогрессивно мыслящие и всенародно известные люди в большинстве случаев легче избирались гражданами, чем своими коллегами.

 Этот эксперимент был стартом почти тридцатилетнего цикла хождения советской интеллигенции во власть, в ходе которого можно выделить три этапа.

Первый (1989-1993), когда интеллигенция штурмовала парламенты, сначала СССР, затем РСФСР, потом России, не гнушалась входить в исполнительную власть и в администрацию президента. Это был период романтических и вначале для многих бескорыстных душевных порывов. Бескорыстность была гарантирована тем, что все понимали, что мандат депутата это никакая не власть, и практически никто из тех, кто этот мандат получил, не надеялся на то, что получит реальную власть и сможет не только критиковать начальство, к чему все были готовы, но и реализовывать какие-то свои идеи. СССР рухнул внезапно и многие из тех, кто талантливо и бескомпромиссно добивался этого, в растерянности застыли над трупом своего врага. К концу этого периода власть и бизнес начали «переваривать» верхушку интеллигенции.
 
Второй (1994-1999) - это период интенсивного «переваривания» интеллигенции властью и бизнесом. Период шальных рекламных денег в СМИ, когда вчерашние полунищие журналисты, редакторы, сценаристы, продюсеры, актеры и музыканты становились долларовыми миллионерами. Тогда же создавалась новая общность российской интеллигенции – «тусовка». В условиях сравнительно вегетарианского ельцинского правления можно было ругать верховную власть, главное, выбрать подходящую «тусовку» со своей медиа империей, финансовой базой и властной «крышей» и не идти против «своих», соблюдать нормы «тусовочной цензуры». К концу этого периода в России остались единицы известных представителей творческой и научной интеллигенции, чей голос и мнение не были бы опутаны массой ограничений, связанных с источниками финансирования или принадлежностью к какой-либо группе. Участие многих былых властителей умов в избирательной кампании 1996 года и информационные войны 1999 года, с изумительным бесстыдством ведущиеся на глазах у населения истребили институт репутации, что стало одной из причин того безразличия, с которым абсолютное большинство телезрителей восприняли убийство НТВ, самого популярного на тот момент телеканала. К концу второго периода завершился процесс замены интеллигенции как социальной группы «тусовкой» как ее суррогатом. Событие, на мой взгляд, до конца не осмысленное, хотя имеющие весьма существенные последствия, в том числе исчезновение в стране института репутации, поддержание которого традиционно было функцией интеллигенции.

В третий, путинский, период (2000 – н. время) слияние с властью завершилось полным поглощением и перевариванием. Сначала полупереваренный властью интеллигент еще пытался издавать какие-то  глухие звуки, потом замолчал и фактически уже в качестве органической части этой власти стал подписывать петиции в поддержку любой гадости, этой властью творимой.

Вернемся к старту этого цикла, к выборам 1989 года. Так получилось, что я, будучи организатором социологического опроса делегатов съездов всех восьми творческих союзов, на которых проходили выборы, имел возможность наблюдать за процессом изнутри и одновременно со стороны. Поделюсь некоторыми наблюдениями. У всех творческих союзов, рожденных в СССР, была очень плохая «генетика», но различная эволюция. Самый старый, самый громоздкий  и самый «маститый» Союз – писатели. Они не вместились в свою 10-мандатную квоту. Евтушенко и Коротич пытались выдвинуться от своего союза, не были поддержаны даже в качестве кандидатов, но с легкостью были избраны депутатами населением от округов. Судя по данным нашего опроса, Союз писателей и Союз журналистов СССР были в то время самыми косными и ретроградными из всех творческих союзов. В СП раскол на «деревенщиков»  типа Распутина и Белова и «либералов» типа Адамовича и Гельмана чувствовался физически. «Деревенщики» психологически подавляли, были замкнуты, подозрительны. Социологические анкеты отказывались брать в руки, раздраженно реагировали на вопросы, которые служили индикаторами «западничества», типа: «допускаете ли вы многопартийность в СССР?», или «надо ли в СССР разрешить полную свободу торговли и частного предпринимательства?». В итоге «деревенщики» в союзе с ортодоксами КПСС «прокатили» большинство либерально настроенных писателей и некоторые из них были избраны от Союза кинематографистов (Алесь Адамович, Александр Гельман), а большинство писателей в парламент буквально на руках внесли их читатели. Всего депутатами СССР стали 59 писателей. «Поэт в России больше чем поэт…»

Союз журналистов выдал депутатский мандат печально известному директору ТАСС Леониду Кравченко и «прокатил» сторонников реформ Отто Лациса и Александра Бовина. Но одновременно избрал «перестройщиков» Егора Яковлева, Михаила Полторанина (да-да, в то время и он был на стороне добра), Эдуарда Сагалаева и Анатолия Ежелева.

Полюсом свободы в то время оставался Союз кинематографистов. Не хочу останавливаться на цифрах опроса, хотя они в то время впечатляли:  большинство делегатов съезда СК выбрали ценности свободы, демократии и рынка. Но главное на том съезде, как и на знаменитом 5-м перестроечном съезде СК, была атмосфера свободы. Они, действительно, ни черта не боялись, были веселы и наивны. Народные любимцы, избалованные известностью и вниманием публики как горячие пирожки разбирали анкеты и потом сдавали их со своими автографами, хотя их сто раз предупреждали, что анкеты анонимные. Ирина Мирошниченко, только что ставшая народной артисткой РСФСР, прочитав анкету, проткнула меня своими русалочьими глазами и с лукавой улыбкой спросила: «Вы ведь из КГБ? Всегда мечтала попасть к вам на крючок». После чего попросила дополнительный листок бумаги, чтобы развернуто ответить на все вопросы и гордо вручила свои записи со словами: «Изучайте, тут вся правда обо мне!». 

Почти тот же воздух свободы царил на съезде Союза театральных деятелей. До сих пор помню Сергея Юрьевича Юрского в клетчатой рубашке, почему-то с авоськой в руке, который опоздал к раздаче анкет и был очень заинтересован, чтобы его мнение вошло в среднеарифметический массив…

Куда все это делось… Сегодня невозможно назвать пять имен, которые были бы моральными авторитетами для соотечественников. Трясина политики поглотила большинство из тех, что был властителями умов. А то устройство России, которое она приобрела за 17 лет путинизма, делает невостребованным появление новых Сахаровых и Лихачевых… Надо было все-таки держать дистанцию. Сами же любили повторять, что «власть отвратительна, как руки брадобрея», и сами же вляпались. В результате ни нормальной власти, ни моральных авторитетов…

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

СОН СЛЕДОВАТЕЛЯ ПРОКУРАТУРЫ И СУДЬИ ПРЕСНЕНСКОГО СУДА




В брежневские времена я преподавал философию в одном московском техническом вузе. В библиотеке будущим инженерам выдавали учебники по диамату и истмату и они приходили на первое занятие с большим зарядом пролетарской ненависти к гаду-преподу, который собирается забивать им головы этой мурой. Читать лекции в такой атмосфере было неуютно, а кроме того было желание показать, что содержание данных учебников никакого отношения к философии не имеет, поэтому каждое занятие я начинал с обязательной «философской разминки». В одном из «упражнений» студенты должны были предъявить доказательства собственного существования. Понятно, что преподавателю, вставшему в целях «тренировочного процесса» на позиции крайнего солипсизма, легко удавалось опровергнуть все доказательства, а заодно провести небольшой экскурс в историю философской мысли.

На днях точно такой «философский эксперимент» провела в Пресненском суде Москвы судья Татьяна Васюченко, приговорившая к аресту экс-директора «Гоголь-центра» Алексея Малобродского, который был задержан 19.06.2017 по делу о хищениях в театральной организации «Седьмая студия» Кирилла Серебренникова. Малобродский обвиняется в мошенничестве в особо крупном размере и ему грозит 10 лет тюрьмы.

Следователь прокуратуры в обвинении сообщил, что сотрудники «Седьмой студии» не поставили спектакль «Сон в летнюю ночь», а судья Татьяна Васюченко с ним согласилась и включила это утверждение в решение суда. И тут начался тот самый «философский эксперимент» в исполнении следователя прокуратуры с одной стороны и Малобродского, а также его адвокатов с другой. Защитники заявляют, что в СМИ были многочисленные рецензии на этот спектакль. Следователь прокуратуры парирует: «в статьях можно написать все что угодно и верить этому нельзя». Малобродский пытается объяснять: «Спектакль «Сон в летнюю ночь» видели тысячи зрителей, есть декорации…». Прокуратура и суд твердо знают, что никакого спектакля не было, а деньги, на него выделенные, Малобродский с подельниками стырили и поделили.

«Несуществующий» спектакль был сыгран 15 раз, гастролировал в Париже в театре Шайо, были гастроли на фестивале «Балтийский дом». Художественный руководитель Гоголь-центра Кирилл Серебренников запустил хэштег #ябылнаплатформе#, сотни людей пишут о том, что они были на спектакле, публикуют свои фотографии, делятся впечатлениями о работе артистов…


Все бесполезно. Ничто не сможет убедить следователя российской прокуратуры и судью Татьяну Васюченко в том, что спектакль «Сон в летнюю ночь» был создан. Если надо, они легко смогут доказать, что и Шекспира никакого не было. И докажут, если получат такое задание, можете не сомневаться. Всепланетный хэштег под названием #ихтамнет# запущен три года назад и до сих пор продолжается в телевизоре и в российской политике. Путин сначала требовал всякий раз предъявлять ему  «адреса, пароли, явки», а в последнее время, когда ему начали эти самые «адреса, пароли, явки» в индустриальных масштабах предъявлять в качестве доказательств его преступлений, принялся в духе Остапа Бендера рассказывать, что «при современном развитии печатного дела у них на Западе…».

Короче, не было никакого спектакля. Ни сна не было, ни летней ночи, ничего! Декорации – голограмма. Рецензии – липовые, написанные продажными журналюгами в фейк-ньюс. Свидетельства тысяч зрителей – результат коллективной галлюцинации. И вообще, вы все спите и все это вам снится. Бодрствует и знает правду один Путин. Ну, и те, на кого он покажет пальцем. В данном случае, это следователь прокуратуры и судья.

За режиссера Кирилла Серебренникова перед Путиным заступились правильные люди. И Путин обронил в адрес следователей: «дураки». Этого было достаточно, чтобы режиссер Кирилл Серебренников остался на свободе. А экс-директор его театра будет сидеть по абсурдному обвинению. Если за него не заступятся правильные люди. И все доказательства не имеют в России никакого значения, поскольку от них отмахиваются как от фейков, иллюзий, галлюцинаций. За последние 17 лет Россия погрузилась в глубокий сон и все, что в ней происходит, это сплошная галлюцинация. Просто потому, что в реальности так не бывает. Ну, или не должно быть.

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

четверг, 22 июня 2017 г.

ВОЙНА СЛОВ - 157. СМЕРТЕЛЬНАЯ ОБИДА




За две недели до саммита G20 в Гамбурге ни в администрации Трампа, ни в администрации Путина  никому не было известно встретятся ли эти двое на этом форуме. То есть, довольно сложно предположить, что два человека, находясь несколько часов в замкнутом пространстве в составе сравнительно небольшой группы, смогут избежать хоть какого-то общения, пусть даже визуального. Если только один из них с самого начала не залезет под стол и не откажется вылезать до окончания саммита. Впрочем, Трамп с его габаритами под столом явно не поместится…

Комментарии обитателей Белого дома по этому поводу были предельно лаконичны, мол знать не знаем, и все. Дмитрий Песков, который всегда весьма многословен, когда ему нечего сказать, пустился в долгие объяснения по поводу того, что всем и без него известно: «мы исходим из того, что президент Путин и президент Трамп будут принимать участие в саммите «двадцатки» в Германии, и мы в этой связи не можем исключать, что так или иначе они, конечно, встретятся в той или иной форме «на полях» этого саммита. Но каких-либо конкретных договоренностей или приготовлений пока нет».

С учетом того, что США только что приняли новые санкции против России, американские ВВС принялись сбивать самолеты Асада, а во время встречи с Порошенко Трамп и члены его команды недвусмысленно подтвердили, что будут поддерживать Украину в ее борьбе с российской агрессией, долгожданная встреча российского президента с тем, чьего избрания он так добивался, может оказаться не столь приятной.

Смертельная обида, которую затаил Кремль, выплеснулась в подконтрольные ему СМИ и на экраны путинского телевидения. «Трампа слегка покусывать, а из Порошенко сделать чучело, набитое соломой», - примерно такую установку получили российские информационные войска после встречи украинского президента с Трампом 20.06.2017.

«Встреча Трампа с Порошенко длилась всего 6 минут», - мимоходом сообщил своим зрителям Соловьев в программе «Вечер» от 21.06. В российском «экспертном» сообществе есть люди, считающие, что американцы в 1969 году не высаживались на Луну. Поэтому вполне вероятно, что вскоре в программе «Вечер» будет объявлено, что Порошенко вообще не ездил в США, все это время сидел взаперти в Киеве, а весь визит придумали и смонтировали американские фейк-СМИ, чтобы унизить Путина.

Когда властная верхушка чувствует приближение своего конца, ею овладевают суеверия, мистика и прочая чертовщина. В высших кругах петербургского общества накануне революции увлекались спиритизмом, в императорском дворце хозяйничал Распутин, обладавший, по мнению царской четы мистической силой. В путинской России в 2017 политическую элиту, помимо веры в чудодейственные свойства кости Николая Угодника, поразило повальное увлечение нумерологией: все почему-то уверовали, что в годовщину октябрьского переворота в России непременно должно случиться нечто грандиозное просто потому, что если от 2017 отнять 1917 то у числа которое в результате этого действия получится, на конце будут два нуля.

Главный нумеролог и вообще главный колдун России это, конечно, Ж. Поскольку программа «Вечер», в которой он участвовал, была 21.06., все его кликушество было построено на том, что «завтра 22 июня, день, когда начнется война!». «Вот посмотрите!» - вопил Ж. Смотреть, судя по воплям Ж., надо прежде всего украинцам, поскольку именно на эту страну вот уже который год призывает большую войну провокатор Ж., который в силу какого-то странного благодушия мирового сообщества до сих пор не объявлен международным преступником.

Сделаю небольшое отступление. Меня иногда спрашивают читатели, зачем я постоянно цитирую моральных уродов. Объясняю. Затем же, зачем собираются и документируются свидетельства самых жутких преступлений. Соловьев и большинство его «экспертов», а также Киселев, Норкин, Шейнин, Зейналова и т.д. – преступники. На их руках много крови. Их обязательно должны судить. Надеюсь, что мои публикации, пусть на миллиардную долю процента, делают этот суд более вероятным. И вот ради этой миллиардной доли я буду продолжать смотреть это унылое…, скажем так, «телевидение» и пытаться донести до людей ту чудовищную угрозу, которую оно несет миру. Смотреть это очень противно, но знать надо. Поэтому читайте.

«Собака раздора» - Украина!» - продолжал орать Ж. – «Война будет на вашей территории!» - это Ж. уже обращался к украинскому политологу Карасеву, которого зачем-то занесло на этот шабаш. – «Завтра 22 июня, поэтому спать не ложитесь (это опять Карасеву – И.Я.). Войска движутся в сторону западных границ!». Тут Соловьев с хитрой ухмылкой, склонив голову набок спрашивает: «Каких западных границ: СССР?». Ж. мгновенно принял пас и завопил: «Нет, границы СССР нас уже не устроят, Польша, Финляндия – все будет наше!».

Истерика Ж. начала было сходить на нет, но тут его мутный взгляд вновь случайно остановился на украинском политологе Карасеве и он почувствовал прилив сил и неуемной злобы. «Вы же русские, почему вы не восстаете?», - орал Ж. на политолога Карасева, который явно не понимал, почему и против кого он должен восстать в студии главного государственного канала России. А Ж. тем временем перешел от обвинений в адрес политолога Карасева к описанию положения Украины в целом и к характеристике украинского народа: «Вы не только окраина России, но и окраина Польши, вы окраина мира». Определив место Украины, Ж. приступил к оценке душевных свойств украинцев: «С вами невозможно договориться! Вы все время обманываете! С поляками можно договориться, с немцами, с украинцами нельзя договориться!».

Самое отвратительное во всех этих шоу, не «эксперты» и даже не ведущий. Публика. Которая бурно аплодирует самым ксенофобским словам, звучащим в студии. Аплодисменты прозвучали и после той гнусности в адрес украинского народа, которую я только что процитировал. Они, эти аплодисменты, были бурными и продолжительными.

В последние месяцы у Ж. появился сильный конкурент. «Эксперт» из Израиля Яков Кедми. Соловьев их часто выставляет в тандеме, как двойку нападения на мозги россиян. Кедми, в отличие от Ж. не вопит, а наоборот, говорит медленно, тяжело роняя каждое слово в отдельности, чтобы все понимали, какой вес имеют эти слова. Хотя по смыслу его слова – такой же бред, как и вопли Ж., только сказанные другим голосом и в другой форме.

 «Единственно, кто может спасти Украину, это те силы, которые находятся на Донбассе», - с очень умным и немного усталым видом объявил «эксперт» из Израиля Яков Кедми. Интересно, если бы кто-нибудь в студии Соловьева сказал, что Израиль могут спасти только террористы из Хезболлы, ХАМАС или Организации освобождения Палестины, как бы на это заявление отреагировали Яков Кедми и Владимир Соловьев? Израиль демократическая страна, поэтому ее гражданин может свободно нести любую чушь. Но там, в отличие от России есть институт репутации. Надеюсь, что то, что Яков Кедми делает на российском телевидении, получит адекватную оценку на его родине.

У путинской информационной обслуги не осталось никаких новых тем и новых слов. Постоянная игра на понижение и разрыв картинки в телевизоре с реальностью привели к тому, что им приходится врать напропалую и работать уже, что называется только «на дураков». Не случайно, Путин, встречаясь с классными руководителями российских школ в Кремле, сказал, что получение знаний вторично по сравнению с воспитанием в детях патриотизма. В России сейчас не нужны умные и образованные. Востребованы «патриоты», которые будут смотреть на мир глазами «экспертов» Соловьева, а при необходимости из них легко будет сделать пушечное мясо.

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка